четверг, 5 апреля 2018 г.

Машина времени на финансовых рынках. Об этом не знают домохозяйки.

Если вам до сих пор кажется, что финансовые рынки функционируют только для того, чтобы большие дяди могли делать деньги из воздуха, эссе ниже будет вам полезно. Майрон Шоулз, нобелевский лауреат по экономики из Чикагского университета, напомнит и на пальцах объяснит вам о сути рынка, дополнив примером на фьючерсном контракте.

Я уверен, что 70% владельцев счетов в брокерских компаниях не прочитали ни одной книги по экономике, и к торговле относятся как к игре, подкреплённой новостишками из лент финансовых дайджестов. С умным видом люди говорят о материальной неподкреплённости биткоина, не понимая механизма работы всех других классических биржевых инструментов. 

Спасибо 21-ому веку, который дал возможность каждой домохозяйке покупать любой биржевой актив и на кухне рассуждать о дальнейшей его судьбе. Зачем вы слушаете эту вату? Своим читателям и клиентам я советую не забывать о фундаменте современного рынка, и Шоулз вам в этом поможет. Удачи!!!



Шоулз изъясняется простым языком, немного сдобренным греческими обозначениями, однако все, что он говорит, имеет более глубокий смысл чем кажется. Торговля на рынках без учета альфы и беты это мир, который не только принципиально отличается от мира активных инвесторов вроде фонда Йельского университета или Goldman Sachs, он во многих отношениях более тесно связан с самой идеей финансовых рынков. 

Большинство людей знает, что финансовые рынки играют важную роль в нашей экономике, а точнее в нашем обществе, поскольку они, по общему мнению, служат той смазкой, которая позволяет крутиться колесам бизнеса. несмотря на это, некоторые из нас перестали вдумываться в то, что действительно происходит при функционировании этих рынков или как и почему финансовые рынки выполняют так много важных функций в экономическом процессе. 

Очевидно и предельно важно, что финансовые рынки являются рынками, где происходит обмен между двумя сторонами, покупающими или продающими доли корпоративной собственности, частные и государственные долги, а также производные инструменты, разнообразие которых безгранично. Каждая из сторон преследует свои цели, однако рынок позволяет им установить цену, которая удовлетворяет и тех, и других. В самом деле, если бы взгляды сторон не различались, покупатели никогда бы не нашли продавцов и наоборот. Бум и последующий крах — вот что происходит, когда все приходят к единому мнению относительно будущего. 

Цены, устанавливаемые на рынке, пожалуй, самый важный из всех видов информации в экономике. Это реальные числа, а не оценки того или иного правительственного агентства. Они говорят нам, как люди с противоположными взглядами оценивают продукт, услугу или актив. На основе этой информации мы можем планировать, строить прогнозы, предпринимать действия или отказываться от них, распределять ресурсы.

Нельзя утверждать, что цены всегда правильные или наилучшие. Это происходит только тогда, когда обе стороны располагают всей доступной информацией, связанной с операцией. Как ни парадоксально, но цены, которые всегда и везде правильные, отбивают у людей желание искать более качественную информацию о происходящем. 

Сбор информации - дело не дешевое, однако люди продолжают тратить на него время, силы и деньги А раз так, то значит цены никогда не бывают правильными, т.е. такими, которые отражают всю доступную информацию. В результате усилий по сбору информации цены приближаются к равновесному уровню. 

Мы интуитивно представляем финансовые рынки как центры, где покупатели ищут недооцененные активы, а продавцы предлагают то, что они считают переоцененным, иными словами, как мир, где цены редко бывают «правильными». Однако поиск стоимости или альфы лишь часть того, что происходит на финансовых рынках, и нередко лишь малая часть.

Сделки на этих рынках могут иметь очень широкий набор целей, поскольку финансовые рынки — это место, где владельцы обращающихся активов могут обменять их на деньги, а владельцы денежных средств могут найти долговременное применение своим деньгам. При этом инвесторы, вкладывающие деньги в активы с будущими денежными потоками, дают продавцам этих активов возможность реализовать приведенную стоимость будущих денежных потоков. 

Вместе с тем на финансовых рынках происходит и нечто более глубокое. В этой ипостаси они являются машиной времени, позволяющей продающим инвесторам превратить будущее в настоящее, а покупающим инвесторам — продлить настоящее в будущее. Без финансовых рынков единственно возможной стратегией была бы стратегия «покупай и держи», а стоимость капитала была бы на порядок выше, чем сегодня. Некоторые из сделок проводятся из-за того, что одна или другая сторона обнаруживает возможность дешево купить или дорого продать. Так или иначе, продавец превращает будущее в настоящее, привлекая денежные средства, а покупатељ продлевает настоящее в будущее, предоставляя денежные средства. 

Сводя покупателей и продавцов, финансовые рынки не только выполняют роль машины времени, обменивающей сегодняшние деньги на завтрашние. Они позволяют одновременно осуществлять множество различных сделок. Они создают ликвидность, обеспечивают компаниям возможность финансировать свою деятельность и ежеминутно демонстрируют рыночную оценку стоимости компаний, а также каждого из множества других инструментов. Хотя любой из этих функций достаточно, чтобы понять, почему так высока активность финансовых рынков, мы должны признать, что рынки не могли бы нормально работать, если бы они не выполняли все эти функции одновременно. 

Самый старый из известных примеров переноса риска на рынках связан с мельником, который покупал урожай пшеницы у фермера для хранения, последующей переработки и продажи муки. У мельника было два основных источника риска. 

Первый источник уникальный, т. е. присущий только мельничному бизнесу. Избежать его нельзя, если вы решили заняться этим делом. Например, будет ли мука пользоваться спросом в ближайшей округе? Не откроет ли какой-нибудь конкурент новую мельницу по соседству? Не столкнется ли крупнейший клиент с финансовыми трудностями? Эти риски неизбежны в мельничном бизнесе. 

Второй источник — это макро- или обобщенный риск, т. е. риск, источник которого находится за пределами мельничного бизнеса. С этим риском сталкиваются все, кто связан с сельскохозяйственной продукцией. Макрориск возникает в тот момент, когда мельник покупает урожай фермера и закладывает его на хранение. Что произойдет, если цена на зерно упадет в период между его закладкой на хранение и поставкой на рынок в виде муки? Мельнику грозят серьезные убытки, если цена упадет. При слишком резком ее падении мельник может даже обанкротиться. 

Мельник может застраховаться от несчастий, увеличив размеры запасов. Разумно ли такое решение? Мельник не занимается спекуляциями на зерновых фьючерсах на товарных рынках, и создание большого запаса — дорогое удовольствие, если он не принесет хорошую доходность по отношению к рискам. Мельник делает деньги на превращении зерна в муку и последующей продаже этой муки. Таким образом, ему нужен способ хеджирования ценового риска, т.е. переноса риска изменения цены на того, кто занимается принятием на себя таких рисков. 

Финансовые рынки предоставляют средство, с помощью которого мельник может перенести ценовой риск. В момент закладки зерна на хранение мельник продает фьючерсный контракт, по которому он берет обязательство поставить зерно в будущую дату по цене, зафиксированной в момент продажи контракта. Еще раз обратите внимание на то, что перенос времени является неотъемлемым элементом финансовой операции, и что время определяет характер рисков, подлежащих переносу. 

Мельник теперь застрахован от падения цены, поскольку убыток понесет спекулянт, купивший фьючерсный контракт. Конечно, мельник ничего не получит в случае повышения цены, однако он убеждает себя в том, что спекуляция на ценах не его дело. Его дело — сохранить зерно, сделать из него впоследствии муку и продать муку клиентам. Мельник преобразует свой риск в базисный риск или остаточный риск, т. е. риск, который связан с тем, что цена на пшеницу в данном районе может не измениться вместе с ценой на пшеницу в целом. Однако этот риск предельно мал с учетом высокой корреляции движения цен на местном уровне и в целом.

И все же что заставляет спекулянта покупать фьючерсный контракт, продаваемый мељником? Спекулянты покупают тољко тогда, когда цены контрактов достаточно низки и можно рассчитывать на доходность, превышающую процент, который принесут деньги, если их не вложить в контракт Спекулянты, со своей стороны, также могут уменьшить риск с помощью хеджирования на других рынках или диверсификации стратегий. Мельник ясно понимает, что цена, получаемая им от спекулянта, отражает вознаграждение спекулянта за принятие риска изменения цены. Как и любая другая услуга, перенос риска должен приносить доход, иначе никто не согласится на него. 

Шоулз четко представляет сущность переноса риска. Он объясняет ее так: 

Перенос риска— это временной ряд приобретения активов и переноса активов, ценных бумаг или рисков из настоящего в будущее. Иными словами, избыточные запасы нужно переносить вперед во времени до тех пор, пока на рынке не появятся новые потребители. Спекулянты переносят настоящее в будущее для удовлетворения спроса. 

В самом деле, перенос настоящего в будущее — фундаментальная функция брокеров/дилеров, банков и хедж-фондов, поскольку эти инвесторы зарабатывают на том, что держат запас конкретных ценных бумаг в ожидании будущих потребителей. По моему разумению, подобно хеджерам на товарных рынках, продавцы избыточных запасов знают, что получаемая ими цена включает в себя доход спекулянтов, который служит компенсацией за принятие риска на период владения запасами. 

С точки зрения Шоулза, перенос риска не менее важен для инвестиционного процесса и управления риском, чем диверсификация и оптимизация соотношения риск/доходность. Не исключено, что он даже важнее для экономики в целом.

Каждый бизнес концентрируется на своей продукции и других видах деятельности, чтобы приносить деньги владельцам. И каждый бизнес оказывается перед критическим выбором. С одной стороны, он должен иметь достаточные запасы, чтобы противостоять всем рискам, связанным с ведением дел, даже рисков без ожидаемой дополнительной доходности или без чистой приведенной стоимости для бизнеса. С другой стороны, компания может сократить объем необходимых запасов путем хеджирования рисков с нулевой приведенной стоимости. Хранение запасов и хеджирование стоят денег, однако хеджирование значительно эффективнее. Компания знает, что она платит спекулянтам за хеджевые услуги и идет на это, поскольку хеджирование почти всегда обходится дешевле, чем хранение дополнительных запасов. (с) Питер Бернстайн "Фундаментальные идеи финансового мира. Эволюция"

__________________________________________________________________________________________________________


Ещё раз про ДУ. Правильная инструкция для клиента. -http://dmatrade.blogspot.ru/2015/12/blog-post_15.html


Ещё раз про "Торговые сигналы ТТ". Правильная инструкция для клиента. - 
http://dmatrade.blogspot.ru/2015/12/blog-post_22.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.