вторник, 17 июля 2018 г.

Сломанные часы и безумие толпы. На рынке верить только цифрам.

В предыдущих фондовых обзорах я говорил о своём отношении к прогнозам многих аналитиков о "неминуемом" начале рецессии в 2019-2020гг, призывая оценивать объективные цифры, а не домыслы. Даже на моей недолгой "торговой" памяти(пришёл на рынок акций в 2006г) не один крупный обвал не был предсказан, а они были не только в 2008г, пусть и меньшего масштаба.

Совсем наоборот. Когда консенсус аналитиков сводился к неизбежности коррекции, рынок выносил вверх эти суждения. Аналитики не сдавались и продавали дальше свои мантры пока либо рынок их окончательно не "вешал" на аптренде, тогда они просто забывали о своих прогнозах, либо коррекция всё-таки случалась и срабатывал эффект сломанных часов, иногда показывающих правильное время. Замечу, что эти мои наблюдения касаются не только рынка акций, но и нефти, валют и молодого крипторынка. 

Дело не в рынке, дело в людях...Всё происходящее на нём зависит от "квантов", мельчайших частей, т.е. отдельных трейдеров. Как и в задаче трёх тел, можно предсказать действия каждого участника, но не общую модель. А люди что? Люди не меняются, поэтому все кризисы и обвалы рынка вполне похоже, правда, только когда смотришь на левую часть графика. Так было и во время Великой депрессии, и ниже вы найдёте краткое, но очень наглядное развитие того краха на фондовом рынке. Безумия толпы ещё никто не отменял. Удачи!!!


Уолл-стрит садится в лужу.

3 сентября 1929 года курсы акций на фондовом рынке достигли своего пика, который оставался непревзойденным на протяжении четверти века. «Бесконечная цепь процветания» неизбежно должна была оборваться, так как общая активность бизнеса пошла на спад уже за три месяца до этого. Высокие цены сохранялись и на протяжении следующего дня, а 5 сентября резко упали. Это падение получило название «обвала Бабсона».

Оно было названо так в честь финансового консультанта из Массачусетса Роджера Бабсона, высокого тощего человека с козлиной бородкой, в облике которого угадывалось что-то мефистофельское. В тот день на деловом завтраке в кругу финансистов он сказал: «Я повторяю то же самое, что говорил и год назад. Крах в конечном итоге неизбежен». Профессионалы с Уолл-стрит, как обычно, подняли его на смех.

Бабсон предсказывал крах уже на протяжении нескольКих лет, а тот все никак не наступал. Однако в два часа пополудни, когда заявление Бабсона появилось на телеграфной ленте официальных ведомостей, курс акций перешел в крутое пике. В тот день за последний час торгов 2 миллиона акций поменяли своих владельцев. Акции «American Telephone and Telegraph» упали на 6 пунктов, «Westinghouse» — на 7, а «U.S.Steel» — на 9. Пророчество Бабсона сбылось. Крах биржи, который казался невероятным еще месяц назад, внезапно стал главной темой всех разговоров.

Доверие инвесторов было поколеблено. Плохих дней в сентябре оказалось значительно больше, чем хороших. Временами рынок был близок к полному обвалу. Банкиры и министры заверяли нацию, что поводов для беспокойства нет. Профессор Йельского университета Ирвинг Фишер, один из авторов теории внутренней ценности, даже высказал мнение, которому суждено было стать бессмертным, что акции достигли «стабильно высокого плато цен».

В понедельник 21 октября события начали развиваться по классическому сценарию биржевого обвала. Падение цен на акции заставило многих вкладчиков приступить к их продаже. Это еще больше сказалось на их стоимости, что, в свою очередь, вызвало новую волну продаж. Объем продаж 21 октября составил более 6 миллионов акций. Тысячи вкладчиков следили за телеграфными лентами с последними новостями. Данные о результатах биржевых операций поступили лишь спустя час сорок минуг после закрытия торгов.





Упрямый Фишер охарактеризовал падение цен как вытеснение с рынка мелких инвесторов, пытавшихся спекулироватъ на бирже. Он продолжат утверждать, что цены на акции не соответствуют их истинной ценности и вновь должны вырасти. Профессор уверял также, что рынок еше не успел в полной мере воспользоваться выгодами от принятия сухого закона, который сделал труд американских рабочих более производительным и предсказуемым.

День 24 октября, получивший впоследствии название «черного четверга», запомнился тем, что общий объем продаж достиг 13 миллионов акций. Цены порой падали на 510 долларов с каждой перепродажей. Некоторые акции буквально за пару часов обесценивались на 40—50 пунктов. следующий день Герберт Гувер поставил свой знаменитый диагноз: «Фундаментальный бизнес в нашей стране имеет здоровую и крепкую основу».






Вторник 29 октября 1929 года стал одним из самых катастрофических дней в истории Нью-йоркской фондовой биржи. По масштабам паники с ним могуг сравниться только 19 и 20 октября 1987 года. В тот день в 1929 году было продано более 16,4 миллиона акций (это соответствовало бы 2 миллиардам акций в 2002 году, когда на Нью-йоркской бирже было зарегистрировано намного больше ценных бумаг). Масштаб краха отражен на помещенной ниже таблице, где дается динамика цен с осени 1929 до 1932 года. За исключением «непотопляемой» АТ&Т, акции которой обесценились лишь на три четверти, большинство «голубых фишек» к 1932 году потеряли в цене 95 и более процентов.




Пожалуй, удачнее всех подвело итог этой катастрофы еженедельное издание шоу-бизнеса «Variety», которое озаглавило свою статью «Уолл-стрит сел в лужу». Спекулятивный бум кончился, и миллиарды долларов, в которые оценивались акции, а также мечты вкладчиков о миллионах развеялись в дым. Вслед за крахом фондового рынка наступила самая разрушительная экономическая депрессия в истории США.

Опять-таки находятся историки-ревизионисты, которые говорят, что имелись действенные методы по обузданию сумасшествия фондового рынка в конце 1920-х годов. Например, Гарольд Бирман-младший в своей книге «Великие мифы 1929 года» («The Great Myths of 1929») утверждает, что цены на акции в тот период не были искусственно взвинчены, поскольку экономика продолжала процветать. 

Ведь в конце концов, даже такие мудрые люди, как Ирвинг Фишер и Джон Мейнард Кейнс, считали, что стоимость ценных бумаг была вполне разумной. Бирман доказывает, что излишне преувеличенный оптимизм, державший биржу на плаву, мог бы считаться оправданным, если бы не порочная монетаристская политика. Крах, по его мнению, был спровоцирован действиями Федерального резервного банка, увеличившего учетную ставку для обуздания спекулянтов.

В утверждениях Бирмана есть доля истины, и некоторые сегодняшние экономисты возлагают вину за депрессию 1930-х годов на Федеральный резервный банк, политика которого вела к быстрому обесцениванию денег. Тем не менее история учит, что слишком резкое повышение цен на акции (так же как и общий рост цен на товары и услуги) редко заканчивается постепенным возвратом к относительно стабильному уровню. Даже если экономика в 1930-е годы и продолжала процветать, то цены на акции не должны были расти опережающими темпами.

Кроме того, аномальное поведение инвестиционных компаний, ясно свидетельствует о нерациональном развиии фондового рынка в 1920-х годах. «фундаментальная» стоимость этих фондов состоит из суммы рыночной стоимости ее активов. В большинстве случаев после 1930-х годов эти фонды продавали ценные бумаги примерно с 20-процентной скидкой по отношению к истинной ценности. 

С января по август 1929 года фонды ввели на продаваемые ценные бумаги надбавку в среднем на 50 процентов. Более того, надбавки, установленные некоторыми известными фондами, были просто астрономическими. «Goldman, Sachs Corporation» продавала акции по цене вдвое выше номинала. Цена акций, продаваемых Tri-Continental Corpomtion, составляла 256 процентов от их истинной ценности. 

Это означало, что вы могли либо обратиться к брокеру с просьбой приобрести для вас на бирже, скажем, акции АТ&Т по любой рыночной цене, либо купить их в фонде, заплатив в два с половиной раза больше, чем они стоили на самом деле. Это не опечатка. Рыночные цены на акции в то время действительно были в 2—3 раза выше их истинной стоимости. Разумеется, основной причиной взвинчивания цен стал иррациональный спекулятивный азарт.

Почему у нас такая короткая память? Почему уроки истории ничему нас не учат? У меня нет однозначного ответа на эти вопросы, но я убежден в правоте Бернарда Баруха, который говорил, что изучение этих событий поможет увеличить выживаемость инвесторов. В проигрыше на рынке постоянно оказываются, по моему убеждению, те, кто не может противостоять соблазну какой-нибудь очередной «тюльпанной лихорадки». (с) Бертон Мэлкил "Случайная прогулка по Уолл-стрит". 

На рынке всегда много интересного, а лучшие мои посты, рецензии на книги, актуальные графики и сделки всегда найдёте в телеграм-канале: dmatradeTT Разберём всё по полочкам. Welcome!!! 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.