понедельник, 27 августа 2018 г.

Первая смерть бумажного доллара. Памятка для борца со всемирным злом.

Для любителей порассуждать о необеспеченности доллара я нашёл краткую памятку, которая поможет в любом споре, доказывая изначальную "греховность" американских денег.  Первый, столь ожидаемый пессимистами, крах доллара, который случился через несколько лет после его печати Конгрессом, хорошо описал Джейсон Гудвин в довольно ироничной форме.

Первый опыт безудержной работы станка, махинации с изначальной эмиссией, обещания своевременного выкупа квазигосдолга  и первые санкции против сомневающихся недопатриотов...Всё это было ещё в 1770-х, когда правительству нужны были деньги на войну. По сути, только на вере граждан в новые банкноты её удалось выиграть, а весь мир и тогда удивлялся-как им это удалось с ничем не обеспеченными деньгами? Только вера.

Если серьёзно, то я всегда был уверен, что цена любого платёжного инструмента, от глиняных табличек до биткоина, всегда поддерживалась только верой той или иной группы людей. Чем их больше, тем дороже монета, всё просто.

Да, конечно, ценность любой валюты или товара можно оправдать экономической теорией, вроде, сюртука и слитка золота Маркса. Валюты поддерживаются налогами и ВВП страны, золото-редкими запасами, биткоин- вычислительными мощностями и т.д. Вам не кажется это притянутым за уши?

Всё держится только на вере, иначе хвост виляет собакой, и вся история денежного обращения в США, от вампума (ракушки на нитке) до современных деривативов, прекрасно это доказывает. Удачи!!!




После того как с макетом определились, и печать была завершена, для выпуска денежных знаков назначили казначеев Соединенных Штатов. Чтобы подписать и пронумеровать банкноты, сформировали Комитет джентльменов. Вероятно, кто-то помнил, что Джон Гулль брал шиллинг с каждых двадцати монет, отчеканенных им для Массачусетса, поскольку джентльменам с правом подписи платили лишь одну целую три десятых доллара за тысячу изготовленных дензнаков. 

Колониальные бумажные деньги неизменно подписывались теми, кто занимал подобающее положение, что давало определенные основания доверять деньгам. Но едва ли кто-нибудь пользовался таким авторитетом по всему континенту. Те немногие, кто мог на это претендовать, могли найти себе лучшее применение, нежели подписывать банкноты. Подписи избранных вслепую джентльменов лишний раз увековечили бы анонимность нового панамериканского общества.

К августу Конгресс поднял свои запросы до З млн долларов. Джентльмены были сильно загружены работой, и реальные деньги появились лишь к ноябрю. Тогда Конгресс убедился, что этой суммы будет недостаточно, и заказал еще денег. Поручители продолжали ставить свои подписи — по две на каждую банкноту: одну коричневыми чернилами, другую — красными, а их количество выросло до 275 человек.

Тем временем Конгресс исторгал все больше денег в надежде угнаться за обесцениванием банкнот. Подписание дензнаков напоминало очистительную жертву. По словам одного банкира, жившего в XIХ веке, «установленный для самого себя предел равнялся тысяче листов (четыре тысячb подписей) в день. Для одного дня это не было бы трудной задачей; но выполнять это на протяжении недель и месяцев, как приходилось мне, было бы слишком негуманным наказанием даже в отношении самых отъявленных преступников».

Подписи ставили шесть Моррисов и четыре Смита. Было также три Джонса, три графа, три Лея, три Селлера и три Юнга; по два Эванса, Ши, Эйра, Рида, Реда, Бадда, Хейзелхерста и Гезера; пара Стречей и Вильсонов, по два Селтера и Бонда, равно как Горациев и Ринальдо Джонсонов. Еще имелись господа по фамилии Гембл, Коннер и Кокки, Шпрогель, Куль, Леви, Гаррисон, Эрандес и Фоулк. Поручителями были Корнелий Комегис, Захария Маккабин, Эммери Бедфорд и Исаак Олл.

У некоторых имелись простые имена подобно Полю Коксу, Дэниелу Хитту; благородные прозвища вроде Пёрвайанс или хоббитские наподобие Кренча и Орда: непроизносимые типа Кайгхна и Хиллегхаса. В списке так же значились Дерби Люкс, Эркюль Куртнэ, Аквила Норрис и даже Алкаш П. Смит. 

Все они были рядовыми гражданами, которым иногда платили за час, а иногда — поштучно. В конце концов они скрепили своими подписями не три миллиона долларов, а более 241 млн: $241 552 780, если быть точным. К 1780 один доллар в звонкой монете стоил сорок «континенталок».

Потеря стоимости денег делает осязаемым то, что обычно невидимо: настроение и доверие народа. 7 ноября 1775 года филадельфийскому Комитету общественного спасения стало известно, что квакеры Филадельфии отказываются принимать к оплате новые деньги, мотивируя это тем, что, будучи пацифистами, они не могут прикасаться к деньгам, созданным для ведения войны. 

Но, поскольку существовало немало свидетельств того, что квакеры часто использовали колониальные бумажные деньги, выпущенные с целью покрыть расходы на войну с французами, то власти пригрозили серьезными последствиями в ответ на любую попытку не Принять «континенталки». 

В январе 1776 года Конгресс провел жесткую резолюцию против любого, кто «лишившись всякого достоинства и уважения к своей стране», отвергнет бумажные деньги или поставит под сомнение их стоимость.

В конечном счете деньги Континентального конгресса, прожив свою жизнь и исполнив свое предназначение, «тихо скончались», как выразился Томас Джефферсон. В оборот вошло выражение "не стоит и континенталки". Цирюльник обклеил ими свою парикмахерскую. Один раненный в ногу ветеран якобы использовал пачки выданных в качестве жалованья бумажных денег для перевязки и так дал им новое прозвище — «пластыри», которым отныне описывали любые купюры, которые не могли быть выкуплены.

 Распущенный в Бостоне экипаж одного из кораблей с жалованьем, выплаченным в ничего не стоивших бумажках, исхитрился сшить из банкнот костюмы и щеголял в них на улицах. «На протяжении двух или трех лет мы постоянно слышали и сами становились свидетелями того, как кредиторы спасались бегством от своих должников, а те с успехом их настигали и расплачивались безо всякой пощады»,— писал Уизерспун.

На карикатурах кредиторы дрожали от страха на чердаках или высматривали посетителей из заднего окна, готовые молниеносно скрыться. Парад победы в Филадельфии превратился в денежный бунт, когда национальные знамена оказались в руках людей, соорудивших из банкнот кокарды на шляпах, а у них под ногами бегала вымазанная в дегте и вывалянная в «континенталках» собака. (С) Джейсон Гудвин "История доллара". 

На рынке всегда много интересного, а лучшие мои посты, рецензии на книги, актуальные графики и сделки всегда найдёте в телеграм-канале: dmatradeTT Разберём всё по полочкам. Welcome!!!
___________________________________________________________________________________________________
ДУ "Долгосрочные акции ТТ". Правильная инструкция для клиента

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.