среда, 21 февраля 2018 г.

Главный враг разумного инвестора. Эмоции рождают сверхволатильность.

"Хотя кажется, что ближайшее будущее спрогнозировать легче, чем отдалённое...факты говорят об обратном"- Роберт Шиллер.

Что не так с этими трейдерами? Во вчерашнем обзоре фондового рынка главной причиной текущей коррекции на американских акциях я назвал рост доходности на трежарис, который вызвал желание инвесторов переложить в них часть активов. В то же время мы все заметили, что это вполне обычная докризисная доходность, а индексы получили рекордную волатильность в падении и последующем восстановлении. Так где же разумность рынка, когда в цене учтено всё?

Да, здесь сторонники теории эффективного рынка скромно молчат, когда последователи поведенческих финансов снова получают подтверждения своим исследованиям. Это не парадокс. Иррациональное поведение рынка- это вполне обычное явление, и ниже я приведу основные идеи Роберта Шиллера, где именно краткосрочная волатильность (как порождение эмоций) кажется злейшим врагом долгосрочного инвестора. Именно поэтому в такие периоды рынка своим клиентам я советую пореже открывать торговый терминал, ведь нервные клетки, как говорят, не восстанавливаются. Удачи!!!





Шиллер начал заниматься финансами во время работы над докторской диссертацией под руководством Франко Модильяни в Массачусетском технологическом институте. Темой для диссертации он выбрал теорию рациональных ожиданий, которая в те времена была новым и предельно неоднозначным инструментом в арсенале экономистов-теоретиков. Слово «рациональный» в названии будоражило воображение, и многие экономисты усматривали в этой теории новый путь развития традиционных взглядов.
Теория рациональных ожиданий предполагает, что люди не ограничиваются простым преобразованием прошлого опыта в будущие ожидания, поскольку это слишком часто дает нереальный результат. При формировании ожиданий они учитывают всю доступную информацию, в том числе и прошлый опыт среди множества других факторов.

Если люди учитывают всю доступную информацию и если предположить, что они знают, как следует интерпретировать эту информацию, то усредненное мнение должно быть близким к правильному взгляду на будущее. Усредненное мнение не всегда правильно в силу того, что будущее насыщено неожиданностями (новой информацией), однако оно не может быть систематически неправильным, т.е. слишком оптимистичным все время или постоянно пессимистичным.


Шиллер начал работу над диссертацией с проверки работоспособности иррациональных ожиданий на рынке облигаций, где согласно теории долгосрочные процентные ставки в любой момент должны отражать ожидания инвесторов относительно среднего уровня в течение срока существования облигации. "Модель абсурдна,- к такому выводу пришёл Шиллер после анализа реального изменения долгосрочных процентных ставок.- Цены облигаций меняются настолько сильно изо дня в день, что их движение должно определяться какими-то ещё факторами помимо ожиданий относительно будущих ставок в течение продолжительных периодов"


Этот момент стал для Шиллера озарением, которое с той поры оказывало влияние на все, что он делал в сфере финансов. Волатильность стала ключевой переменной во всех его работах. Волатильность - понятие, используемое для обозначения всего, что происходит неожиданно для нас, - четкий индикатор того, насколько несведущи мы в отношении будущего, и того, насколько эмоционально мы реагируем на наступление событий, не отвечающих нашим ожиданиям.



Волатильность характеризует беспорядочный процесс принятия  решений на рынках капитала через амплитуду колебаний стоимости ценных бумаг по сравнению с изменениями фундаментальных показателей. Шиллер называет этот феномен «избыточной волатильностью». Чтобы пояснить его сущность, он приводит следующий пример.

Допустим, синоптик +сообщает нам о том, что, по его предположениям, температура сегодня достигнет +50, а завтра -50. Даже если прогноз соответствует реальной температуре, мы интуитивно чувствуем, что с ним не все в порядке. Вполне возможно, что в нашей климатической зоне бывают жаркие дни, когда температура достигает  +50, а также холодные дни, когда стол6ик термометра опускается до -50, и в принципе информация о подобных температурах присутствовать в пронозе. Однако прогноз не должен быть более волатильным, чем реальная температура. Прогнозы хорошего синоптика менее волатильны, чем реальная температура. поскольку при недостатке информации он ориентируется на историческую среднюю температуру. На фондовом рынке исторически все прогнозы выглядят как диапазон от -50 до +50. Фундаментальный принцип оптимального прогнозирования гребует, чтобы прогноз имел более узкий диапазон, чем размах колебаний прогнозируемой переменной.
Любое инвестиционное решение —- это ставка на неизвестное будущее, как и прогноз погоды, а движение цен является той переменной, для которой строятся прогнозы. Все инвесторы занимаются прогнозированием, нравится им это или нет, и независимо от того, признают они это или нет.

Проблема, которую ставит Шиллер, сводится, таким образом, к вопросу: действительно ли инвесторы в процессе прогнозирования используют информацию в соответствии с теорией эффективного рынка, сформулированной Юджином Фамой в 1965 г.? «Эффективный рынок — это рынок, который эффективно перерабатывает информацию. Стоимость ценных бумаг в любой момент времени зависит от правильности оценки всей доступной информации. На эффективном рынке капитала цены полностью отражают доступную информацию». Здесь важно подчеркнуть один момент, поскольку очень часто люди критически смотрят на реальность теории и обвиняют теоретиков в оторванности от жизни, Фама вовсе не утверждает, что мир функционирует именно так. Он лишь объясняет, как все будет функционировать «на рынке, который эффективно перерабатывает информацию».

Когда Шиллер сравнил колебания цен акций с изменениями фундаментальных показателей, он не нашел подтверждений того, что рынок ведет себя в соответствии с гипотезой эффективного рынка. Если цены полностью отражают всю доступную информацию, как в случае с большинством прогнозов погоды, то изменчивость цен акций должна быть меньше или, как минимум, незначительно больше, чем изменчивость фундаментальных показателей. Однако исследование Шиллера выявило устойчивую избыточную волатильность.

Этот вопрос занимает центральное место в книге Шпллера «Иррациональный оптимизм», которая по стечению обстоятельств вышла в свет накануне великого краха в конце 2000 г. 

Взлеты и падения американского фондового рынка в последнее столетие практически не имеют реальных оснований. Просто удивительно, как мало известен этот простой факт Многие продолжают выдавать производительность, прибыли и цены за сводные показатели фондового рынка, как будто это одно и то же. В этих словах действительно совпадают отдельные буквы, но на этом их сходство заканчивается. Проводники традиционных представлений о фондовом рынке либо не знают об их различии, либо намеренно закрывают на это различие глаза. Так легче, так удобнее тем, кто пытается сплести историю о новой эре, в которой все хорошее становится еще лучше. (С) Питер Бернстайн "Фундаментальные идеи финансового мира. Эволюция."

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.